Главная » 2021 » Март » 18 » Что происходит с рыбой на Чудском, или За бедных рыбаков замолвите слово
16:19
Что происходит с рыбой на Чудском, или За бедных рыбаков замолвите слово

18.03.2021

  • Квоту на вылов судака снизили почти в два раза
  • По мнению рыбаков, популяция судака из года в год возрастает
  • Российская сторона, возможно, мухлюет со статистикой улова
  • Квота на вылов щуки за последние пару лет несколько раз резко менялась

Глобальное потепление взяло тайм-аут и в Эстонию пришла зима.  Причудские рыбаки радостно погрузились в уже подзабытую суету зимней путины: со снегоходами, «каракатами», «китайцами» и «торпедами». Однако радость была недолгой…

Как продавец радуется наплыву покупателей, так и рыбак, по логике вещей, должен благодарить Бога за изрядный улов. Однако причудские реалии таковы, что вместо вполне оправданного ликования впору было хвататься за голову. Когда мы с напарником достали из-подо льда выставленные за несколько дней до этого снасти, я невольно застонал, будучи не в силах скрыть досаду и разочарование: ученые опять ввели всех в заблуждение! Улов превзошел все мыслимые и немыслимые ожидания. Одна «китайская» сеть выдала «на-гора» от 40 до 80 кг судака!

Далее простая арифметика. Умножаем 3000 разрешенных к постановке на эстонской стороне озера сетей на 40 кг и получаем минус 120 тонн из полугодовой квоты, которая в нынешнем году составляет всего 280 тонн. Не мудрено, что при таком раскладе зимняя путина на Чудском озере закончилась, едва начавшись… Судя по всему, подобного развития событий не ожидали и сами экспериментаторы. Министерство сельской жизни, обычно весьма оперативное в деле всевозможного контроля, в течение первой недели не публиковало отчеты о количестве выловленной рыбы. Видимо, чиновники тоже поверили прогнозам ученых и расслабились, не предполагая, что квота начнет так стремительно убывать. Позже, конечно, спохватились и стали делиться информацией ежедневно. Силясь понять логику авторов решения о радикальном снижении лимита на вылов судака, ваш покорный слуга внимательно изучил содержание двух документов:

«Отчет о состоянии рыбных запасов Чудского, Теплого и Псковского озер за 2020 год», составленный учеными Морского института Тартуского университета и «Протокол заседания эстонско-российской комиссии по рыболовству», датированный ноябрем 2020 года. Некоторые утверждения почтенных ихтиологов повергли меня в замешательство.

Так, в официальной сводке за 2020 год читаем:

«В случае вылова некоторых видов (судак, окунь) возникла старая проблема эстонской половины - излишняя способность вылова, и ловлю рыбы пришлось сильно ограничить и в первой, и во второй половине года.

«Несмотря на то, что 2019 год не принес здесь ничего кардинально нового, быстрое заполнение квоты на судака по причине излишней способности ловли сетью, значительно препятствовало вылову окуня и леща».

Так вот оно что! Оказывается, быстрое исчерпание квоты на судака в последние годы было вызвано извечной проблемой местного рыболовства – чрезмерным выловом некоторых видов рыбы. Мягко говоря, странное умозаключение.

Во-первых, в 2020 году как зимняя, так и осенняя путина проходила по открытой воде, что априори исключает «чрезмерный вылов». Все рыболовные суда оснащены датчиками GPS и использование лишних снастей легко обнаружить и пресечь. Значит, под «чрезмерным выловом» надо понимать огромное количество судака, который, вопреки прогнозам ученых, так несвоевременно устремился в сети. Следуя вышеозначенной логике, условный рыбак, дабы избежать «чрезмерного вылова», должен был вместо 50 сетей, на которые имел разрешение, выставить лишь половину? Или вообще прекратить лов, во избежание «извечной проблемы»? Одним словом, это рыбак и только рыбак виноват в том, что в его сети попало слишком много невесть откуда взявшегося судака, что и вынудило радеющее о благе народа министерство приостановить лов.

А может дело не в чрезмерном вылове, а в непомерно заниженных, плохо продуманных и недостаточно обоснованных квотах, которые как раз и являются «старой проблемой эстонской стороны»?

Когда я обсуждал этот вопрос с коллегами-рыбаками, они сетовали на невразумительные решения чиновников, но на предложение что-то предпринять лишь бессильно разводили руками: «А что мы можем! Это же ученые! Нам с ними не тягаться». Прямо как в известной песне Владимира Высоцкого: «Жираф большо-о-ой - ему видней!»

Позволю себе некоторые умозаключения как человек, имеющий самое непосредственное отношение к сетевому промыслу на Чудском озере. Естественно, я не претендую на бесспорную истину. Это всего лишь мысли вслух, своего рода, взгляд на проблему с рыбацкой «колокольни». Чиновники верят выводам ученых, а мы, грешные, своим глазам.

Снижение квоты на судака почти в два раза было решением скорее эмоциональным, нежели рациональным.

Во-первых, на протяжении последних нескольких лет не наблюдалось ни малейших признаков уменьшения запасов этой ценной рыбы в озере. Скорее наоборот: популяция из года в год возрастает.

В этом году рыбалка была отменной у всех: судак ловился на любом удалении от берега и практически по всему водоему. Косвенным подтверждением этому может служить тот факт, что в течение двух промысловых недель в рыболовном эфире стояла пронзительная тишина. Никто не звонил и не интересовался, как идут дела, при этом втайне надеясь вызнать, не попал ли товарищ по цеху на рыбу.

Рыба была везде и у всех!

Судак продолжал ловиться даже тогда, когда, по многолетним наблюдениям, он должен был уже «стоять». Глубокий снежный покров, сильные морозы, отсутствие трещин во льду – все это ведет к снижению концентрации растворенного в воде кислорода и, как следствие, заглушает движение рыбы. Не случайно среди местных старожилов февраль считается «гнилым» месяцем в плане профессионального подледного промысла. Однако, на сей раз главный чудской хищник спутал все планы. Он ловился даже тогда, когда «не имел права». Это о чем-то да говорит.

Ученые утверждают, что основу нынешнего поголовья судака составляет нерест 2016 года, и что в последующие периоды прирост был незначительным. Отсюда и необходимость, пока не поздно, ограничить вылов главной промысловой рыбы приграничного водоема. Действительно, в сети попадало немало, образно выражаясь, «настоящих полковников», но хватало и не столь «древних» особей. Один знакомый, желая лично удостовериться, что выводы ученых верны, поставил снасть с размером ячейки в 55 мм, что на 10 мм меньше разрешенной кондиции. Простим ему эту маленькую шалость и спишем на научный эксперимент. Тем более, что результат оказался «удручающим»: запретная «китайка» опровергла умозаключения ихтиологов и добыла из глубин озера всё те же 40 килограммов судака, который по своим параметрам никак не мог быть представителем «легендарного» 2016 года.

В письмах из курирующих рыбный промысел министерств рефреном звучит фраза о том, что в вопросе о квотах решения принимаются совместно представителями эстонской и российской стороны. Из чего делается вывод, что у тартуских ученых нет возможности в одностороннем порядке определять количество разрешенной к вылову рыбы. Прочитав от корки до корки упомянутые в начале статьи документы, я засомневался в столь категоричной оценке.

Во-первых, россияне практически никогда не осваивают полностью выделенные им лимиты на рыбодобычу. По крайней мере, на бумаге. При том, что ведут промысел круглый год (за исключением согласованных с эстонской стороной запретов). Думаю, такое явление, как прекращение лова в разгар путины «по причине исчерпания квоты» им совершенно неведомо.

Во-вторых, наши восточные соседи предоставляют по итогам года, мягко говоря, странную отчетность, согласно который основной вылов чуть ли не всех видов рыбы приходится у них на… ноябрь и декабрь. И тут с тартускими учеными трудно не согласиться:

«По сравнению с эстонской стороной зимой они ловят очень мало рыбы, однако осенью, особенно в последние месяцы годы, они ловят очень много рыбы. Эту тему и причины (списывание и приписывание объема улова) неоднократно разъясняли и в предыдущих отчетах и ничего нового здесь добавить нельзя. В статистике российской стороны наблюдается много подтасовок, особенно относительно осеннего улова».

Исходя из вышесказанного, рискну предположить, что россиянам, по большому счету, все равно, какой будет очередная норма вылова той или иной рыбы. Они её все равно не «оприходуют». Думаю, инициатором большинства ограничений, по крайней мере, по части судака, является эстонская сторона. Не сомневаюсь, что местные ученые предоставляют куда более подробные и обстоятельные отчеты о состоянии рыбных запасов озера, нежели их российские коллеги. Последним остается лишь согласиться с выводами и рекомендациями эстонских ихтиологов. В этой связи утверждение о «совместном решении» снизить квоту на вылов судака, для меня лично звучит неубедительно.

Щука одумалась

Поголовье щуки в Чудском озере, по моим многолетним наблюдениям, не подвержено резким перепадам. Тем удивительнее было лицезреть, как в 2018 году ученые предписали снизить её вылов почти в два раза (до 86 тонн) по сравнению с предыдущими сезонами. Среди рыбаков это решение вызвало форменное недоумение. Фраза «неужели из-за щуки нам запретят ловить судака» широко разошлась в народе. Видимо, щука одумалась и годом позже заявила о себе. В министерстве, «следуя рекомендациям ученых», тут же вернули квоту на прежний уровень. В 2020 году этого чудского хищника можно было выловить уже 175 тонн. Думаю, наверху осознали, что несколько перегнули палку. По крайней мере ни я, ни мои собратья по ремеслу, не заметили в своих сетях предсказанных чиновниками колебаний популяции щуки. 

Этот вид обитателей чудских глубин настолько стабилен, что может служить своего рода «индексом бигмака» для определения квоты на судака.

На протяжении многих лет количество вышеупомянутого придонного хищника в сетях, по сравнению с судаком, колеблется в соотношении 5 – 10 к одному. Иначе говоря, на один ящик щуки в зависимости от места лова приходится от 5 до 10 ящиков судака. Рискну предположить, что таким же должно быть и реальное соотношение квот.

Ученые обеспокоены снижением численности, начавшей было восстанавливаться популяции ряпушки и снетка. И я им верю. При таком количестве хищной рыбы в озере это вполне ожидаемый сценарий. Хотя, пока кормовая база для окуня и судака отменная: во время прошлогодней осенней путины я без труда мог набрать из 65-миллиметровых сетей сковородку ряпушки на жарёху.

При анализе рыбных запасов озера ученые делают основную ставку на лов механическим тралом. Также используют данные, полученные от профессиональных рыбаков, ведущих промысел мутником и заколами. Это позволяет более-менее реально оценить положение дел, например, с окунем. Однако, крупный судак - рыба капризная и абы в какие снасти не идет. Особенно, по открытой воде. В былые времена, когда жизнь была проще, а «камни тяжелее», чудского короля ловили круглый год, включая летние месяцы. Никогда не забуду, как привязывал пластиковые бутылки к сетям, дабы последние «плавали» на середине воды. Иначе крупного судака было «не взять»! Даже шестиметровые «финки», опущенные на дно, демонстрировали «торричеллиеву пустоту» озерных глубин. При том, что желанной рыбы было предостаточно. Поэтому на месте ученых я бы не спешил делать скоропалительные выводы относительно реального количества нерестового судака в нашем водоеме.

В прошлом году полугодовая квота (около 460 тонн) важнейшей промысловой рыбы улетела в течение месяца. При том, что лов производился под жестким контролем морской инспекции. В этом году рыбаки уложились в две недели. Министерство окружающей среды с упоением сообщило, что «по прогнозам ученых», в случае перехода на 80-миллиметровую ячейку, как предусматривал принятый ранее закон, прилов судака составит не 10 допустимых процентов, а целых 60! Что называется, кто б сомневался!!! Посему, дорогие рыбаки, можете долавливать леща, щуку и пр. лишь 90-миллиметровыми сетями. Как говорится, дело сделано, все довольны.

Ближе к лету нам меланхолично сообщат, что осенняя путина, судя по всему, будет еще более молниеносной, нежели прошлогодняя. В подобных чиновничьих отписках бесполезно искать сочувствие и понимание. Скорее наоборот: между казенных строк несложно прочесть: «Вы, рыбаки, сами во всем виноваты. Зачем ловите так много рыбы? Что с того, что озеро переполнено судаком. Ученые утверждают обратное, а им виднее. Ловите поменьше, растяните, так сказать, удовольствие. И все будет ОК!»

В общем, как говаривал не к ночи будь помянутый Ульянов-Ленин: «Страшно далеки они от народа».

Раз уж меня занесло на несколько ироничную стезю, не могу удержаться, чтобы не пофантазировать на тему, как нам сладить со злополучным «чрезмерным выловом», который вынуждает государственных мужей оправдываться, а рыбаков - раньше времени сходить на берег.

Уважаемые рыбаки!

- Не спешите с выходом в озеро. Подождите, пока судак покинет эстонский берег и … ловите на здоровье.

- Выбрасывайте лишнего судака за борт (дело подсудное).

- Ставьте меньше, чем указано в разрешении, сетей. Это возможно, но при условии, что сосед-рыбак сделает то же самое, а условный Пушкин оплатит стоимость лицензии. Значит – невозможно.

- Не отмечайте всю выловленную рыбу в дневнике, отключите GPS-трекер и т.п.

- Поищите другую работу!

 При нынешнем раскладе этот сценарий видится наиболее реалистичным…

Комментарий Министерства окружающей среды

Rus.Postimees обратился за комментариями к Министерству сельской жизни, где заверили, что тема это не в их компетенции и перенаправили в Министерство окружающей среды.

Как объяснил главный специалист отдела рыбных запасов Министерства окружающей среды Маргус Салунди, уменьшение квоты на вылов судака основано на результатах экспериментальных выловов, проведенных Эстонией и Россией. «В Эстонии экспериментальным рыболовством занимается Эстонский морской институт Тартуского университета. Их результаты показали, что крупные запасы судака находятся в относительно хорошем состоянии, но c пополнением запасов в ближайшие три года дела обстоят плохо. Научные данные российской стороны показали, что состояние запасов еще хуже. Поэтому улов судака был ограничен, и кроме того на заседании Эстонско-российской межправительственной комиссии по рыболовству в 2021 году договорились не снижать нижний предел разрешенного улова судака», - сказал он.

Как отметил Салунди, государственные квоты на вылов устанавливаются решением Эстонско-российской межправительственной комиссии по рыболовству на основе сочетания научных рекомендаций обеих сторон. Они основаны на результатах экспериментального промысла эстонской и российской стороны. По его словам, в прошлом году результаты экспериментального промысла Эстонии и России сильно различались, и квота на судака была сформирована в основном за счет эстонских водных запасов. «Российская сторона оценила свои запасы в 160 тонн, эстонская сторона - в 880 тонн, что в сумме составляет 1040 тонн, то есть по 520 тонн для обеих сторон», - пояснил он.

По словам Салунди, у Эстонии нет возможности в одностороннем порядке устанавливать квоты на вылов рыбы и устанавливать общие ограничения на вылов в приграничных водах. «Предложение не сокращать низший предел поступило с эстонской стороны в этом году, чтобы обеспечить прирост в следующие периоды. В то же время это было неизбежно и поэтому согласовано таким образом», - пояснил он.

Действительно ли российская сторона мухлюет со статистикой улова, Салунди сказать не смог, лишь отметил, что Россия передает свою статистику улова в Эстонию, а Эстония - в Россию в соответствии с согласованной процедурой, точность данных не проверяется.

Он отметил, что результаты экспериментальных уловов показывают, что поголовье щуки уменьшилось, но все еще находится на умеренном уровне. «Основная часть запасов - поколение щуки 2013-2016 годов. В результате квота на щуку была сокращена до 135 тонн, в прошлом году этот показатель составил 170 тонн», - сказал Салунди.

По его словам, уменьшение рыбных запасов происходит из-за небольшого прироста, причины которого как естественного характера (например, погода и качества воды), так и из-за рыболовства. «В 2020 году запасы большинства промысловых рыб в озере сократились. Это, в частности, касается основных промысловых рыб в озере, судака и окуня, а также ряпушки. Поголовье щуки также уменьшилось. То, что большой судак есть, не означает, что запас стабилен в долгосрочной перспективе. Если в течение нескольких лет роста не будет, это рано или поздно ударит по квотам. В контексте судака сейчас трудные времена, и полный вылов и этих последних крупных судаков не обоснован. Например, запасы леща находятся на лучшем уровне за последнее десятилетие. Таким образом, не все напрямую связано друг с другом», - подытожил он.

Елизавета Калугина

https://rus.postimees.ee/7202829/chto-proishodit-s-ryboy-na-chudskom-ili-za-bednyh-rybakov-zamolvite-slovo

 

Просмотров: 298 | Добавил: СтУдЕнТ® | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наши друзья и партнёры
Немного о нашем сайте
  • Сайт основан 01.11.09,группой единомышленников из Ида-Вирумаа(Эстония). Цель нашего сайта - объединить как можно больше людей,независимо от занимаемой должности и профессии...(читать дальше)

Последние новости
Соблюдение дневных лимитов во ...



В Эстонии активизировались клещи...



Наше местоположение